Апр 112011
 

Иван Менджерицкий Н.Б. — Иван Александрович, приветствую Вас на страницах литературной газеты «Провинциальный интеллигент»! Мы, ваши зрители и читатели, Вас помним и нежно любим! Как сценарист, Вы сформировались в советский период, ваши фильмы «Анна и Командор», «Вашингтонский корреспондент», «Частное лицо», «Профессия – следователь» и др. зрители старшего поколения помнят до сих пор. Как помнят и Ваши телевизионные программы, Вашу удивительно располагающую к себе манеру вести беседу, незаметно направляя собеседника в русло темы. В последние годы Вы ушли с экрана телевизора, но зато пришли к читателям с книгами: «Когда поженимся, Ванечка?», «В тюрьму на танцы по пригласительным билетам», «Осенью в Марин парке», «В рай на катафалке». Итак, вопрос первый:

Н.Б. — Как Вы дошли от советских киносценариев до полновесной прозы, и что Вам дала в творческом плане продюсерская остановка в Голливуде ?

И.М. — Киносценарий, как бы ни был хорош, это полуфабрикат. Есть любители читать сцерании, но думаю, что их не так уж много. Сценарий далеко не всегда может дать представление о картине. Иногда это совершенно разные произведения. Если один и тот же сценарий предложить для постановки, скажем, пяти режиссерам, получится пять непохожих фильмов. Справедливо, когда говорят и пишут: «Фильм режиссера Икс». Он главный создатель картины. Сценарист поставляет проект и строительный материал. В результате может оказаться, что проект другой и строительный материал тоже. Фильм бывает лучше сценария, бывает хуже, а иногда автор не может узнать свое произведение. Я не был уверен, что смогу писать прозу, хотя очень хотелось – надоело создавать полуфабрикат. Но вот я получил предложения от нескольких изданий переделать три сценария, по которым были сняты фильмы, в повести. Они были изданы. Вот так я начинал писать прозу. Если бы жизнь можно было начать сначала, я ,наверное , не писал бы сценарии. На Ваш вопрос о том, что дала мне, как Вы выразились «творческая остановка в Голливуде», а я был продюсером трех больших фильмов на киностудии «21-й век», я, должно быть, Вас разочарую: «Ничего». В человеческом плане – многое.

Н.Б. — Вы автор нескольких пьес, имевших успех в Советском Союзе. Почему Вы оставили это «драматическое» дело? Если бы Вы написали пьесу , то кому из современных российских театральных режиссеров Вы бы доверили ее поставить?

Я написал четыре пьесы. У них были очень разные судьбы. Одна была поставлена во МХАТе и шла с успехом несколько лет, а позднее по ней сняли фильм-спектакль для телевидения. Другая была поставлена также во МХАТе и не дожила до премьеры – была закрыта Министерством Культуры СССР. Третья — стала одной из победительниц конкурса имени Погодина, объявленного Министерством Культуры РСФСР. Вечером мне вручили премию, а на следующий день утром я получил письмо из Министерства, где говорилось, что моя пьеса не будет поставлена никогда – главный герой совершает поступки, неприличествующие советскому человеку, хотя он никого не убил, не ограбил и не изнасиловал. К тому же, по условиям конкурса пьесы-победительницы должны быть поставлены в театрах России. Но кого тогда интересовали условия? И все же Министерство Культуры, но уже СССР, пьесу купило, и однажды к своему удивлению я получил телеграмму из Эстонии от Комитета по делам телевидения (не уверен, что эта организация так называлась) с просьбой разрешить перевести пьесу на эстонский язык и поставить ее на таллинском ТВ, что и было сделано. Четвертая пьеса была написана совсем недавно. Судьба ее не ясна. Если бы Ваша газета решила ее напечатать и снабдила бы текст CD c 18 замечательными песнями Марка Мермана – очень талапнтливого поэта и композитора (пьеса музыкальная) – я был бы счастлив. Спустившись на землю, я подумал, что мог бы сделать подборку из нескольких стихотворений Марка и получить у автора разрешение на ее публикацию в Вашей газете. Я уверен, они бы имели большой успех.

Н.Б. – Спасибо, мы будем рады познакомиться с творчеством Марка. Несколько лет Вы вели программы на американском русско-язычном телевидении WMNB. Зрители принимали Вас восторженно, многие проникались Вашими идеями как своими. Как Вы полагаете, каково воздействие современного телевидения на формирование массового сознания?

И. М. — Значительное. В противном случае мы чуть ли ни ежедневно не встречались бы с одними персонажими и практически никогда — с другими. Во время выборов достаточно увидеть как бьются партии за место в эфире и сколько денег им это стоит. Если в начале прошлого века, в период революции, большевики стремились захватить банк, телефон и телеграф, то теперь в аналогичной ситуации, прежде всего, на первое место вышло бы ТВ. Путчисты во время путча штурмовали Останкино.

Н.Б. — Современный кинематограф, российский не исключение, переполнен сценами насилия, секса без любви, унижения личности, издевательств над людьми и животными. У каждой из этих сцен есть автор, сценарист. Многие из них в жизни вполне добропорядочные обыватели, обремененные многочисленными семействами. Почему они все же пишут то, что пишут?

И.М. -Я противник цензуры, но иногда сожалею о ее отсутствии в России. В современном российском кинематографе действительно много насилия, и потоком льется кровь. Ее и в жизни хватает, но все же, полагаю, значительно меньше, чем на экране. Агрессия, нетерпимость, насилие — не делают зрителей человечнее, добрее, толерантнее. Особенно это касается молодых. То, что происходит на экране, становится привычным, легко проникает в жизнь. Это опасная тенденция. Что же касается авторов, то многие из них придерживаются рыночных отношений. И думая о том, что большая часть кинозрителей молодые люди, им и предлагаются страшилки, стрелялки, догонялки, которые бездумно и с аппетитом потребляются с попкорном. Но есть в России глубокие, серьезные фильмы, правда, процент их незначителен, и они продаются куда хуже однодневок. В Америке то же самое.

Н.Б. — Поговорим о литературе, о Ваших книгах. Как они явились на свет? Откуда взялись персонажи, язык, сюжеты?

И.М. -Илья Ильф в своих записных книжках написал о ком-то: «Он прожил большую и неинтересную жизнь». Я прожил 74 года – жизнь интересную и активную. Знал многих людей, видел многое, был свидетелем и очевидцем истории. Придумав очередной сюжет, я звонил своему другу – выдающемуся следователю МВД СССР и рассказывал о том, что собираюсь написать. Он задумывался на мгновение и говорил: « Дело такого-то, 1964 год». Так было всегда. Это меня огорчало. Он как-то заметил это и сказал: «А ты радуйся, потому что ты придумываешь жизненные истории».

Н.Б. — А что объединяет русских, россиян как нацию и американцев? И что нас разделяет?

И. М. — Один советский журналист в прошлом веке написал, что русские и американцы очень похожи. Думаю, что у него было не все в порядке со зрением. Это разные народы, с разным менталитетом, с разными человеческими ценностями. Примеров множество. Скажем, если говорить о нормальных семьях, то везде хорошо относятся к детям, но в Америке родительская опека заканчивается значительно раньше. Еще раз подчеркну – в нормальных семьях, в других происходит все что угодно по обе стороны океана. В бытность мою в Советском Союзе стариков не отдавали их дети в дома престарелых. Это считалось неприличным, позорным даже. Американцы легко отдают своих стариков в подобные заведения. Правда, среди них есть очень комфортабельные. Дети раз в месяц – некоторые чаще, кое-кто реже – навещают своих стариков, привозят им «что-нибудь вкусненькое», и сами это поедают. Все это в порядке вещей. Все довольны, никто не возмущается. Мне кажется, что внутрисемейные отношения у россиян, куда прочнее, чем у американцев. Зато внешне американцы выглядят приветливее и вежливее. Американцы очень ценят privacy-конфиденциальность. Когда ты едешь в машине, никто не глазеет на тебя из автомобиля, идущего рядом, на улице никто не будет разглядывать тебя, если ты непривычно одет, или выглядишь не так, как это принято. Россияне больше интересуются международными делами, американцы тем, что происходит в стране. Россияне больше политически заряжены и, думаю, духовно богаче. Тема эта бесконечна и находится в движении. Многие россияне начинают исповедовать то, что было важно американцам. На Брайтоне – центре российской эмиграции в Нью-Йорке – без труда можно услышать: «Если ты такой умный, то почему такой бедный?» Или анекдот : «На брайтонском пляже компания эмигрантов играет в карты. Недалеко от пляжа в океане тонет человек и кричит: «Help me! Help me!» (Помогите!) Один из игроков лениво говорит: «Вот Сема – придурок! Надо было учиться плавать, а он все учил английский. И что он помог ему?»

Н.Б. – Тем не менее многие иммигранты из пост-советского пространства многого здесь достигли, несмотря на анекдот.

И.М. — Это вполне реалистическая история, но эмигранты из России добились действительно многого: получили образование, состоялись в профессиях, сделали хорошую карьеру во многих областях. И некогда центр эмигрантской жизни постепенно пустеет. Люди средних лет, особенно молодежь, уходит с Брайтона. У нее другие, более взыскательные интересы, другие пристрастия, другое более высокое понимания жизни и судьбы человека. У многих остается интерес к России, продаются книги на русском языке, и газеты, говорят по- русски несколько радио- и телевизионных станций, и постоянно приезжают из России гастролеры. У американцев есть интерес к культуре и искусству России.

Россия и США никогда не были в состоянии войны. И я не верю ни на йоту, что подобное может случиться. Я надеюсь, что отношения двух великих стран, двух великих народов помогут человечеству преодолеть непростое время, в которое мы сейчас живем, дружески посмотреть друг на друга и с оптимизмом в будущее.

Н.Б. — Вопрос, на который Вы хотели бы ответить?

И. М. — Я хотел бы рассказать о российском и американском телевидении. Это очень большой и многоплановый вопрос. Если у читателей и редакции газеты это вызовет интерес, я с удовольствием расскажу об этом в следующий раз.

Иван Александрович, а теперь несколько вопросов от наших читателей в России:

1. Иван Александрович, кaк Вы считаете, может ли демонстрация различныx фильмов оказывать влияние на сознание и поведение человека или влияние кинофильмов преувеличено, как в советском кинофильме "Человек с бульвара Капуцинов" , где играл Миронов, который показывал добропорядочные фильмы и в городке все начинали вести себя соответственно, а когда его конкурент демонстрировал фильмы со сценами насилия и сексуального подтекста, то и в городе начинался разврат и драки.

Кинематограф, литература, живопись, музыка, если речь идет о талантливых произведениях, вне сомнения, оказывают огромное влияние на сознание и поведение человека. Это хорошо понимали советские идеологи. В самый тяжелый период Великой Отечественной войны, кажется, в августе 41, вышло постановление правительства, запрещавшее призывать в армию «работников идеологического фронта». Согласно этому постановленю, не брали в армию артистов, даже артистов цирка. Вы наверняка знаете об актерских фронтовых бригадах, выступавших на всех фронтах. Писатели и журналисты надели офицерскую форму – и Твардоский, и Симонов, Казакевич воевал в ополчении.

>> 2. Советская школа кинематографа формировалась на системе Станиславского. Эта школа была признана одной из лучших в те времена, где актер не должен играть роль, а он должен полностью воплощаться в персонаж, иначе такой бы актер услышал известную реплику Станиславского — "Не верю!". Как Вы считаете актер должен настолько реалистично воплощаться в некого положительного или отрицательного персонажа, чтобы даже зритель, уже и после фильма таким и представлял актеров и в их реальной жизни или все же чтобы зритель мог понять наигранность актера, но у которого в реальной жизни может быть совершенно иной склад характера?

Система Станиславского не ушла в прошлое. Многие голливудские актеры ее знают, пользуются ею. Константин Сергеевич говорил, что система нужна только талантливому артисту. Конечно, вы все знаете слова Станиславского о жизни человеческого духа на сцене. Будущему артисту предлагается комплекс упражнений, который и помогает ему достигнуть этого. Знаменитый артист Малого театра Павел Степанович Молчалин, игравший в первой половине Х1Х века, был неграмотным, роли учил с голоса. Ставили «Юлия Цезаря» Шекспира. В роли Цезаря – Молчалин. Во время премьеры в его гримерную ворвался профессор-историк с криком: «Где вы прочитали об этом?» Оказалось, что только недавно в каких-то старых рукописях обнаружили: Юлий Цезарь, произнеся речь перед войском, никогда не поворачивался к нему спиной, а пятился назад. Молчалин, ничего прочитать не мог. Он сказал: «Посмотрите на рожи этих солдат. Разве можно повернуться к ним спиной?» В эти мгновения великий артист верил, знал, что он — Юлий Цезарь. Знали это и верили в это зрители.

4. Иван Александрович, сейчас все больше применяются технические новации и не только в неких спец эффектax, но и с заменой даже актеров на виртуальные персонажи; как вы думаете, может наступить такой момент, когда живого актера полностью заменят анимационные персонажи?

С моей точки зрения спецэффекты, какими бы изощренными они ни были, не сделают слабый фильм хорошим. Технически уже сегодня, наверное, это можно сделать. В моих многочисленных планах , если доживу, есть идея написать об этом роман. Тогда и посмотрим.

Иван Александрович, большое спасибо Вам за интервью, мы еще встретимся с Вами на страницах навей газеты, нам есть о чем поговорить. Уважаемые читатели, присылайте в редакцию свои вопросы к Ивану Менжерицкому.

avatar

Нина Большакова

Родилась в Новосибирске. Детство провела в селе под Казанью. Отрочество прошло в маленьком сибирском городке. Закончила Томский политехнический институт. По окончании работала в Донбассе, сначала в НИИ , потом преподавала. Кандидат экономических наук. В годы перестройки была депутатом городского совета. Живу в Нью-Йорке с 1998 года, работаю бухгалтером и преподавателем. В 2004 году начала писать короткие рассказы. Публиковалась в газетах и журналах Нью-Йорка, Торонто, Сан Франциско, Москвы и др. Финалист Второго Международного Фестиваля Литературы и Культуры «СЛАВЯНСКИЕ ТРАДИЦИИ-2010» в номинации «Малая Проза».

More Posts

  Один комментарий к “Интервью Нины Большаковой с Иваном Менджерицким: “Надо вернуть цензуру!””

  1. Иван Александрович Менджерицкий скончался вчера, 16 апреля, в Нью-Йорке: http://www.runyweb.com/articles/people/obituaries/ivan-mendzheritsky-is-dead.html

Оставьте комментарий