Май 082017
 

Леонид Литинецкий

Совсем недавно одному из нас, вместе с группой литераторов и общественных деятелей из Израиля, посчастливилось побывать в красивейшем городе нашей планеты Санкт Петербурге. Не стоит рассказывать о величии дворцов, просторах набережных Невы ,доброжелательности Петербуржцев, — вы и сами об этом , наверняка, прекрасно знаете .Не станем также говорить о профессиональном и теплом приеме Комитета по внешним связям Санкт-Петербурга, о новых знакомствах с соотечественниками из разных стран на программе «Литературный Петербург и эпоха романтизма» ,о творческих контактах, возникших во время этой поездки. Расскажем о человеке, с которым случайно столкнула судьба. Имя этого человека на слуху, оно регулярно мелькает на страницах газет ,он дает интервью на радио ,телевидении, но для нас, как думаю и для многих из вас, интересно было бы узнать его немного поближе- личностнее что ли .Послушать историю его жизни. Понять движущие им мотивы, услышать ,что радует и что разочаровывает его в личной жизни, в жизни нашей общины, нашей страны. 

Леонид Литинецкий- депутат Кнессета 17 и 19 Созывов, человек удивительно энергичный и на редкость целеустремлённый. Поговорим о его устремлениях.

1.Леонид, давайте знакомиться. Расскажите, пожалуйста, о себе — где родились, где и среди кого росли, почему и чему учились?

Родился в Казани в семье врачей. Папа- кардиолог, мама – врач микробиолог. Мамины родители эвакуировались в Казань из Украины, а папины – из Литвы. До того как я пошёл в школу мы жили в старом центре Казани в деревянном большом доме с двором и садом. В первый класс я пошёл уже в районе новостроек на окраине города, где родители получили кооперативную квартиру. До восьмого класса, кроме учёбы, занимался спортом – фигурное катание, футбол, хоккей. Восьмой класс начал в физико-математической школе. Я помню свою жизнь в обеих школах – она была очень разная, но всегда очень яркая, насыщенная и интересная. В физико-математической у нас был потрясающий классный руководитель Степан Артёмович Шаумян – внук известного, одного из расстрелянных Бакинских комиссаров, Степана Шаумяна. Да и ребята – одноклассники, были тоже очень незаурядными и не только в нашем классе – на всей параллели. До сих пор со многими общаюсь. Некоторые живут в Израиле. Там же я начал играть в школьном театре юмористических миниатюр, познакомился с известными тогда в СССР и очень интересными СТЭМовцами – Леонидом Сергеевым, Александром Курмышкиным, Фёдором Чумаковым, Ильдаром Фатхутдиновым и многими другими. Это заслуга Степана Артёмовича Шаумяна – он создал наш театр, научил основам игры на сцене – движениям, дикции…. Тогда ко всему, чем занимались, относились, мне кажется, очень серьёзно, профессионально. Либо, не занимались вообще. Позднее, когда поступил в институт, это всё пригодилось в СТЭМе Казанского Государственного Медицинского Института. Много занимался общественной работой. Был культоргом лечебного факультета, директором студенческого клуба. Занимался в научных кружках. После второго курса – ушёл служить срочную службу в Советскую армию. Через два года вернулся и продолжил обучение в мединституте. В конце 80-х создал первый в Татарстане медицинский кооператив, где работали многие лучшие специалисты Казанской медицинской школы.

— 2. Кому принадлежала идея о переезде в другую страну — вам, или вашим близким? А вы изначально собирались в Израиль, или были какие – либо сомнения в выборе страны?

Идея о переезде на пмж в те годы (конец 80-х) витала в воздухе перемен. Некоторые наши родственники уже в 70-х уехали в Америку. Оттуда периодически «доносилась» информация о другой жизни. Я, будучи ребёнком, часто был свидетелем как дедушка по большому ламповому радиоприёмнику ловил иногда непонятную, отдалённо-приглушённую речь (как потом оказалось – на иврите ) и часто на русском. Это были «Голос Америки» и «Коль Исраэль». Мой дед Хаим Литинецкий и бабушка Ита, с которыми мы жили вместе, всегда соблюдали религиозные еврейские традиции. Дед ходил в субботу молиться в «синагогу», которая была организована в частном доме на улице Павлюхина, писал и читал на иврите. Он закончил еврейскую школу в Украине ещё при Царе, был сионистом – мечтал жить в Эрец Исраэль…. Дед умер, когда я служил в армии. Заместитель по политической части – майор, не отпустил меня на похороны…Тогда в отпуск разрешали только в случае похорон первого родства. Для меня это было первым сильным ударом в жизни. До меня, одного солдата из Литвы отпустили хоронить бабушку – по какой причине не знаю. Внутри, помню, всё перевернулось и было очень обидно. Дед был для меня вторым отцом. Тогда я по-настоящему почувствовал себя евреем. Возможно, в этот момент у меня и загорелась «красная точка, которая есть в сердце каждого еврея» как сказал Раввин Акива. Может быть уже тогда я понял, что уеду. К этому, в последствии, добавилось и желание семьи моей жены Любы Шапиро уехать в Израиль. Её бабушки и дедушка, тоже были очень набожными людьми. Когда спустя немало лет, в 2008 году, я в первый раз принимал присягу в Кнессете – в своей речи я обратился к деду. Он мечтал жить в Израиле – я осуществил его мечту, а его правнук – мой сын, служил в спецподразделении десантных войск Израиля.

— 3. Как встретил вас Израиль, разочаровал, или вдохновил? А ваших родителей?

Знаете, я никогда не задумывался над тем: как меня встретит Израиль? Мне всегда казалось, что Израиль настолько могуч, велик — исторически, духовно, да как угодно…, что это не я могу задаваться таким вопросом, а Израиль может спрашивать меня – » как ты Меня принял!? «. В зависимости от моего к нему (Израилю) отношения, мне кажется, строится и мой собственный моральный и духовный климат жизни в моей стране. Позволю себе немного обобщить, что вообще-то делать неправильно, но всё же: мы приехали сюда из большой страны с очень богатым культурным наследием и сильной ментальной составляющей — с прочным внутренним стержнем и огромной мотивацией. Мы совершенно точно знаем, чего мы хотим и как должна выглядеть наша страна. Вдохновения для всего этого, с самого начала приезда у меня — хоть отбавляй! Для наших родителей переезд в Израиль в очень зрелом возрасте – был конечно стрессом. Это я потом понял. Они заплатили за это здоровьем, хотя виду не подавали и помогали нам как могли. Если б не наши родители – мы многого бы не достигли здесь.

-4. Ваши первые шаги в стране в профессиональной сфере оказались легкими, и вы устроились по специальности, или пришлось начинать все сначала и учиться » по новой»?

Не думаю, что у кого-то в новой стране первые шаги могут быть лёгкими – тем более в Израиле. Иврита мы не знали. Общались первое время на английском. Через несколько месяцев по приезду – родился наш сын Рони. Жена первое время была с ребёнком, а я начал работать, чтобы хватало денег на жизнь. Как многие из нас –репатриантов, работал несколько месяцев дворником, собирал цитрусовые на плантациях, охранником, официантом. Параллельно учил в ульпане язык. Никогда не жалел, что прошёл все эти ступени. Благодаря этим работам я быстро начал говорить, лучше узнал жизнь в Израиле. В ответ на Ваш вопрос – «всё пришлось начинать сначала и учиться по новой?» отвечу так: и да и нет! Начинали с самого начала в Израиле –да! Но к тому времени в жизни уже многое прошли, многому научились, поэтому использовали уже накопленный опыт. Я уверен в том, что от перемены места жительства, да и от всего остального — человек не меняется. Набор хромосом, а значит и уникальный для каждого набор человеческих качеств – характер, жизненные принципы, приоритеты, работоспособность, вкус и т.д. всё это закладывается с рождением благодаря генам родителей, дедушек и бабушек. В середине 80-х мы уже во всю изучали в институте науку «генная инженерия». Человек может раскрывать или наоборот скрывать свои настоящие качества — в зависимости от обстоятельств, в которых он находится. Я это видел в армии, когда мы, дети из разных семей и разных уголков огромной СССР вдруг оказывались в экстремальных ситуациях и тогда каждый вёл себя используя те качества, которые у него есть для самосохранения. Достойное поведение и правила приличия у многих тогда вдруг исчезали в течение доли секунды, а у некоторых – оставались независимо от ситуации. Поэтому всегда, когда мне говорят, что жить в Израиле тяжело и уезжают в Европу или США, я понимаю, что при переезде в любую страну человек вместе со своими вещами закладывает в чемодан свои достоинства и недостатки. Если человек не смог стать самодостаточным или успешным в Израиле и надеется на перемену страны, то должен взять в расчёт и то, что и в Америке и в Европе «он» останется тем же….. с теми же проблемами, только другого масштаба. Мы с женой всегда воспринимали Израиль как свой Дом. А когда ты дома, то и трудности переносить гораздо легче……, а их было немало!

Через некоторое время жена пошла делать вторую степень по фармакологии, в Тель Авивский университет. Пока она не работала – мне необходимо было зарабатывать, чтобы платить за квартиру, питаться, поднимать ребёнка. Ещё раз хочу вспомнить тестя и тёщу — светлая им память! Они очень нам помогали.! Впоследствии и я пошёл учиться. В конечном счёте, если перечислить все места, где мне пришлось в жизни учиться получается следующее: Казанский медицинский институт, Советская армия, Тель-Авивский Университет, ОРТ в Кфар-Сабе. Но как говорили всегда взрослые – на этом учёба не заканчивается, учиться чему-либо приходится всю жизнь! Теперь мы с женой то же самое говорим нашему сыну.

-5. На каком этапе вы поняли, что хотите и можете заниматься политикой, и чем было вызвано это желание?

Желание заниматься политикой в Израиле, наверное, совпало с началом работы в Израильской государственной электрической Корпорации. Можете себе представить, когда дворник с жаркой израильской улицы, где надо успеть съесть бутерброд, висящий в целлофановом пакетике на коляске с ведром, чтобы он не испортился, где тебя постоянно обманывает работодатель и т.д. попадает вдруг в совершенно другое «государство» в государстве, где есть человеческие условия даже для тяжёлой работы, где соблюдаются все законы и где не надо проверять каждый месяц «тлюш мазкорет», т.к. никто не обманывает, где даже тогда в начале 90-х уже отчисляли деньги на пенсию, а «за забором» — нет! Тогда я очень захотел, чтобы все законы, которые соблюдаются внутри государственных компаний – соблюдались бы и за их заборами – в частном секторе. Затем постепенно пришло понимание как всё работает, » кто виноват и что делать». Так я понял, что хочу этим заниматься. Могу ли? – это показало время, а главным экзаменатором были люди, к которым я обращался за доверием, поддержкой. Мне посчастливилось работать в политике со многими очень интересными людьми.

— 6. Какими качествами обладает израильский политик и общественный деятель и отличаются ли они, по -вашему, от личностных качеств политиков и общественных деятелей других стран? Или политик и общественный деятель – это не одно и то же?

Для меня политик – это прежде всего общественный деятель. Т.е он действует в обществе и для общества. Конечно и общественный деятель должен быть политиком, т.к. работа с людьми – самая сложная и часто неблагодарная. Если у общественного деятеля нет запаса прочности, видения перспективы, прочного внутреннего стержня, уверенности в том, что он делает и умения обходить острые углы – надолго его не хватит. Главным во всём я считаю – получение удовлетворения от того, чем занимаешься. Самым изысканным удовольствием в мире считается: получение удовольствия от того, что доставляешь удовольствие другим. Если общественный деятель – политик в своей работе опирается на такое понимание – у него всегда есть перспектива успеха. Личностные качества любого политика – это прежде всего личностные качества человека. Они могут совпадать у политиков разных стран. А вот коды поведения, правила этики и общепринятые политические устои, критерии – это уже во многом плод менталитета, особенностей культурного наследия отдельно взятого народа или страны.

-7. Что вы думаете по поводу коррупции в местных органах практически во многих городах Израиля, да и в Кнессете? Чем, по- вашему, объясняется такой массовый «провал» людей, получающих практически неограниченную власть?

У людей пришедших во власть всегда будет соблазн лучшей жизни и большего достатка, т.к. власть везде близка к финансам и распоряжается ими. Собственно, в том числе, для этого она и власть. Большой интерес ко власти у бизнеса. Всегда и везде. Ответ как не поддаться соблазну, не нарушить закон — находится в религии. Борьба «ецер а-тов и ецер а-ра » («добра» и «зла») присутствует в душе каждого человека и описана тысячи лет назад. Не у всех, видимо, есть силы подавить и победить в себе «плохое». Для этого надо быть сильным, самодостаточным человеком. Подняться над собственными слабостями, преодолеть «эго» – не каждому дано. Над этим надо работать – самосовершенствоваться, этому учит «Книга» – религия. Я знаю – у многих это получается.

-8. А теперь давайте поговорим о тех проектах, которые лично вы, Леонид Литинецкий инициировали и ввели в действие? Что вам уже удалось, что в работе и что в проектах?

За мои 27 лет жизни в Израиле, слава Б-гу, было немало проектов. Первый и главный – это семья, сын. Мы гордимся нашим ребёнком, уже только потому, что он, будучи единственным в семье, настоял на службе в боевых войсках! Мы с женой подписали разрешение у армейского адвоката. Никогда не пойму тех родителей, которые делают всё, чтобы их дети не служили в армии и убеждают в этом своих детей. Всегда спрашиваю их – если ваш ребёнок не пойдёт в армию, мой не пойдёт и все остальные, а кто же будет тогда защищать вас, меня, наш народ, наше государство? Ответа у них нет – они потребители, хотят получать от Израиля максимум, но не хотят рисковать жизнью ребёнка и не хотят отдавать минимальный гражданский долг. Помню во время второй Ливанской войны, будучи депутатом Кнессета, я послал письмо заместителю министра Обороны Израиля с просьбой призвать меня в армию на любую должность. К сожалению, получил отказ… Второй проект – войти в израильскую политику с целью получить возможность участвовать в подготовке и проведении законов. Занимался, в основном, социально -экономическим законодательством. Считаю, что граждане в Израиле должны иметь в течении всего рабочего стажа серьёзный социальный пакет и не приходить к пенсионному возрасту с «протянутой рукой». Особенно это касается репатриантов и тех, кто работает на неквалифицированных работах в частном секторе. Многое уже удалось, но «проект» продолжается. Когда-то создал «всеизраильское объединение русскоязычных израильтян», «Форум муниципальных лидеров» при израильском сионистском совете, инициировал и непосредственно участвовал в создании » Всеизраильского объединения выходцев из Республики Татарстан». Один из моих необычных проектов – выпуск книги И.М.Губермана » Гарики из Иерусалима» на двух языках (русском и иврите). В нём я впервые попробовал себя в качестве главного продюсера. В этой книге есть изюминка –искромётные, мудрые четверостишья Игоря Мироновича Губермана получили новую жизнь на иврите. Суперпрофессиональный перевод Михаила Рискина сохранил смысл и глубину стихов. Меня это вдохновило ещё и потому, что появилась возможность донести творчество Губермана нашей русскоязычной молодёжи, не читающей по – русски. Я предложил известному, прекрасному художнику Вольфу Бульбе украсить эту книгу иллюстрациями. Он это сделал гениально. В общем, говорят, что книга получилась хорошо. Второй год подряд я обращаюсь от имени Координационного Совета соотечественников в Израиле к российской компании «Аэрофлот» с просьбой выделить бесплатные билеты на полёт наших ветеранов войны и блокадников Ленинграда на День Победы в Россию. Уже второй год подряд мы получаем 60 бесплатных билетов от Аэрофлота, и наши ветераны летят в Москву и Санкт-Петербург! Это тоже проект, в своём роде. Недавно я придумал проект с магнитами на холодильник в честь 9 мая — Дня Победы над фашистской Германией. Наш Совет организаций соотечественников поддержал эту инициативу. Магниты выпущены на двух языках – русском и иврите, дабы наши дети и внуки, подходя по нескольку раз в день к холодильнику и открывая его дверку – видели этот магнит и надпись о Дне Победы. Надеюсь, со временем это войдёт в память израильской молодёжи и будет работать на подсознании. К сожалению, большинство израильской молодёжи, даже в русскоязычных семьях, не знают исторической правды о второй мировой войне.

-9. Остается ли у вас свободное время, при такой насыщенно — общественной жизни? А когда все—таки остается, что предпочитаете читать- виртуальные, или бумажные СМИ? Ходить в театр, кино, или смотреть телевизор?

Свободного времени правда очень мало. И слава Б-гу. Значит есть востребованность. В конце недели, когда появляется свободное время, стараемся хоть немного побыть вместе всей семьёй — с сыном. Сын сейчас тоже очень занят – мы его практически не видим. Учится и много работает. Читать больше люблю бумажные СМИ (в этом смысле я, наверное, человек ещё старой формации), но читать электронные СМИ тоже приходится много – сейчас без этого никак нельзя. Фильмы люблю исторические, особенно период 18 — 19 века. Когда получается – люблю бывать на израильском «Comedy Club» и КВН. Очень люблю живопись, театр. Когда бываю в Москве — обязательно посещаю Третьяковку и Пушкинский. Недавно с женой побывали в национальном музее искусств Бельгии и музее картин Рене Магритт там же в Брюсселе. Очень советую — впечатляет. У картин Брюгеля и Магритт – можно по пол часа стоять у каждой.

— 10. Каким бы хотели видеть израильское общество в будущем и что для этого нужно сделать сегодня?

Израильское общество в будущем хотел бы видеть таким: сильным, сплочённым и интеллигентным. Сильным – в военном, физическом, моральном и социальном плане. Видите, какую идеальную картину я нарисовал! Для этого много что надо делать не сегодня, а уже вчера! Чудо и спасение для Израиля – большая волна репатриации из бывшего СССР. Мы, репатрианты, для всего этого делаем не меньше, а иногда и больше, чем старожилы. Сегодня, даже у коренных израильтян большая надежда на нынешнего русскоязычного министра Обороны – Либермана. Все понимают, что наш менталитет отличается от ближневосточного. Мы прагматики с прочным внутренним стержнем. Террористические организации, надеюсь, очень хорошо уже это усвоили.

-11. Ваши пожелания нашим читателям.

Если у кого-то хватило терпения и времени дочитать до этого абзаца – желаю всем дожить до такого государства Израиль, каким я его вижу в будущем!

avatar

Михаил Юдсон

Литератор, автор множества критических статей и рецензий, а также романа «Лестница на шкаф» (Санкт-Петербург, Геликон плюс). Печатался в журналах «Знамя», «Нева», «22». Проживает в Тель-Авиве, работает помощником редактора журнала «22».

More Posts

Оставьте комментарий