Дек 122016
 
kuklova-tn

Сколько раз я входила в маленький зал, где живут голоса Серебряного Века, входила в предощущении тайны, открытия миров, доселе неведомых, и потом спешила домой, не отвечая на телефонные звонки, не оставаясь поговорить, пообщаться.
Боялась, что тайна исчезнет, дверь захлопнется, сияние померкнет, стихнут голоса и я останусь ни с чем.
Сияние программы «Я взял не жену, а колдунью». Жизнь и творчество Анны Ахматовой и Николая Гумилёва.», которая прошла сегодня в Камерном зале Одесской филармонии было предрешено судьбой: четыре Елены и Светлана возжигали свет далёкого и такого близкого к нам Серебряного Века, свет, который не смогли погасить ни войны, ни мiры, ни кожанки ЧК и красные косынки комсомольских богинь, ни стукачество и чёрная зависть, ни даже смерть.
Открыл программу режиссёр, мастер художественного слова Сергей Сеславинскй, лауреат муниципальной премии «Твої імена, Одесо!»
Хождение в Век Серебряный началось циклом Сергея Прокофьева на стихи Анны Ахматовой.
Её поэзия оказалась близка по своему мятежному духу композитору. Они были знакомы. Он пишет пять романсов на стихи Ахматовой после знакомства с её первыми поэтическими сборниками: «Вечер», «Четки», «Белая стая». Идёт 1915-й год.
«Пять стихотворений А. Ахматовой» — вокальный цикл, покоряющий невероятной силой и полярностью чувств: звенящая, искрящаяся радость и глубокая скорбная печаль. Торжествующее рассветное: «Солнце комнату наполнило…» заливает пространство солнечным светом.
«Сероглазый король», исполненный трагизма, хотя в пронизанной страданием и утратой музыке и тлеет надежда.

Но приговором звучат последние строки:

«Дочку мою я сейчас разбужу,
В серые глазки ее погляжу.
А за окном шелестят тополя:
«Нет на земле твоего короля…»…

Плавный музыкальный переход, и на сцену выходит Елена Куклова, и я вслушиваюсь в каждое слово так любимой мной поэзии Ахматовой и Гумилёва, плыву за голосом актрисы в неведомые дали, и тонкий профиль концертмейстера, и полёт скрипичного смычка, подвластный лишь рукам, уносят зрителя в иное время.

«Мне дали имя при крещенье — Анна,
Сладчайшее для губ людских и слуха.
Так дивно знала я земную радость
И праздников считала не двенадцать,
А столько, сколько дней в году…»

В камерном зале стены увешаны картинами, среди которых давно уже нет моей любимой.
Я всегда стараюсь садиться с левой стороны, и этот зал – не исключение.
Поворачиваешь голову направо, и взору открывается прелестный дачный сюжет: спелая черешня в пакетике на столе, покрытом белой скатертью.
Так реалистичен был этот пакетик, что казалось – протяни руку и раздастся шелест, и пальцы коснутся спелой сочной черешневой влаги.
Картину я относила к части программ Камерного Зала, не к декорации, скорее к интерьеру, в котором кипела жизнь, и который сам был частью этой жизни.
Выйдет на освещённую июньским ласковым солнцем террасу тоненькая девушка в белом, протянет смуглую худощавую руку к спелой черешне…
Ни на миг не сомневаюсь в том, что это возможно. Когда читает Елена Куклова, возможно самое невозможное.
Увидеть поэта, который пишет эти строчки, например.

Я знаю женщину: молчанье,
Усталость горькая от слов,
Живет в таинственном мерцанье
Ее расширенных зрачков.
Ее душа открыта жадно
Лишь медной музыке стиха,
Пред жизнью, дольней и отрадной,
Высокомерна и глуха…

Увидеть горделивый чеканный профиль и прекрасную тонкую руку, которой суждено было примерять перчатку с другой руки, носить венчальное кольцо… писать на черновике за неимением бумаги.

Так беспомощно грудь холодела,
Но шаги мои были легки.
Я на правую руку надела
Перчатку с левой руки.

Елена спускается в зал, к зрителям, читая одно из самых лучших стихотворений о любви, написанных когда-либо.

«…Ты плачешь? Послушай… далёко, на озере Чад
Изысканный бродит жираф…»

Слушаю историю любви, историю нелюбви и разлуки, историю такого невероятного, прекрасного и такого недолгого со-бытия двух ярчайших людей, двух великих русских поэтов Серебряного Века, и заново открываю для себя их образы, их стихи, их судьбы.

Он любил три вещи на свете:
За вечерней пенье, белых павлинов
И стертые карты Америки.
Не любил, когда плачут дети,
Не любил чая с малиной
И женской истерики.
…А я была его женой.

В год развода Анна Ахматова подарила Гумилеву сборник стихов “ Белая стая” с надписью: “Моему дорогому другу Н. Гумилеву с любовью А.Ахматова. 10 июня 1918 г. Петербург.
Через три года его расстреляют.
Вся их судьба – поэзия. Вся их поэзия – судьба.
Елене Кукловой удалось построить программу так, что звучат не просто стихи, звучит диалог поэтов, влюблённых, диалог горячих и своенравных сердец.
В который раз не могу прийти в себя от иллюзии «присутствия» авторов стихотворений.
Нет никакого сомнения в том, что это их голоса звучали сегодня в переполненном Камерном Зале, это стучали их сердца.
Просто шквал аплодисментов был такой, что не каждый смог расслышать их.
Покидаю зал с парочкой крыльев за спиной, с желанием поскорее открыть томик Гумилёва и взлететь.
Впрочем, примешивается и саднит чувство досады: такие программы – редкость. Почему их так мало в репертуаре филармонии. Почему не сделать их выездными, не возобновить хорошую добрую традицию – гастроли.
Почему, почему, почему…
Сколько их, оставленных без ответа «почему».
Не потому что ответа нет, как раз наоборот.
Есть. И он, ответ этот таков, что не хочется озвучивать его.
Особенно в такой день как сегодня.
Вместо этого я лучше ещё раз поблагодарю всех артистов, участников сегодняшней программы и назову их имена.
Первый режиссер программы: Самуил Имас.
Режиссёр, восстановивший программу, мастер художественного слова Сергей Сеславинскй, лауреат муниципальной премии «Твої імена, Одесо!»
Автор программы, мастер художественного слова, лауреат международных и муниципальных литературных премий Елена Куклова.
Народная артистка Украины Елена Стаховская (сопрано)
Заслуженная артистка Украины Светлана Тимофеева (концертмейстер).
Елена Борисевич (скрипка),
Елена Чеботова (концертмейстер).
И в заключение: в сегодняшней программе успешно дебютировала Елена Борисевич (скрипка).
У меня появилась новая любимая картина в Камерном Зале: букет скромных неярких цветов на столе и парочка смешных слоников. Остатки чьего-то счастья. Эхо чьих-то голосов, шелеста страниц. Эхо выстрелов…
И аплодисментов.

avatar

Людмила Шарга

Людмила Шарга (Южнорусский Союз писателей) Поэт, прозаик, публицист. Лауреат международных литературных конкурсов и литературных премий. Автор шести сборников поэзии и прозы «Адамово ребро» (2006), «На проталинах памяти» (2008), «Билет в осенний день» ( 2010), электронной книги стихов «Рукой подать..» ( 2012), электронной книги прозы «Повесть о падающих яблоках» (2013), «Яблоневые сны»(2014). Автор многочисленных публикаций в периодических печатных и сетевых зданиях. Редактор сайта Творческой Гостиной Diligans. Живёт и работает в Одессе.

More Posts - Website

  Один комментарий к “Голоса Серебряного Века”

  1. avatar

    Спасибо, Людмила, за красивое и образное повествование. Я увидела Леночку Куклову и услыхала её голос.

Оставьте комментарий